Через формы к смыслам

 

IT и университеты будущего

       Размышляя об особенностях информационной образовательной среды, о которой шла речь выше, можно сказать с уверенностью, что книжная форма для нее не пригодна. И дело не только в её неспособности представлять аудио- и видеоинформацию: книжная форма такой среды была бы чрезвычайно громоздкой и уже только поэтому труднодоступной. Именно технологии интенсивной работы могут привести к принципиальному обновлению характера образования благодаря возможности установления связей – часто весьма причудливых – между различными информационными фрагментами. Могут ли в таком случае современные информационные технологии приобщать человека к опыту, который даётся ему трудно, и в этом смысле делать его более развитым и расширять область самостоятельности мысли?
        Вопрос не так прост, как может показаться. Дело в том, что вред от применения в образовании, например, мультимедийных средств много очевиднее пользы. Вредным в образовании является любое использование наглядных материалов, замещающее собственную работу воображения и мысли учащихся. Злоупотребление наглядностью вполне способно культивировать «комикс-мышление» – очень опасную форму манипуляции сознанием. Вообще наглядность часто инициирует не интеллект, а эмоции и поэтому является удобным средством навязывания оценок извне, тогда как задача образования – предоставить эту работу самим учащимся. Полезная наглядность должна не замещать, а, напротив, инициировать и воображение, и интеллект человека. Это значит, что она должна расширять и обогащать имеющийся опыт. Сказанное означает, что применять средства мультимедиа в образовании следует с осторожностью и обоснованно.
        Человек легко удерживает в сознании какой-то один аспект бытия, с двумя уже труднее, удержать три аспекта одновременно не может почти никто. Отсюда и пристрастие к противоречиям и к анализу. Синтез даётся труднее – такова особенность человеческой психики. Данная особенность делает фактически неизбежными и фрагментарность знания, и его специализацию. Значит ли это, что не следует пытаться приобщать каждого к синтетической деятельности? Конечно, не значит! – хотя именно так поступает действующее образование, поскольку специалистов можно готовить и без подобного приобщения.
        Синтез требует не столько логики, сколько воображения и мысленного моделирования. Поэтому важным становится инструментарий соединения различных, часто противоречивых аспектов сущего в нечто целое. Обычно же разработчики информационных систем ограничиваются средствами навигации по информационной среде и поисковыми машинами, которые полезны, когда знаешь, что ищешь. Но каким должно быть устройство информационной среды, стимулирующей открытие и порождение запросов, среды, активизирующей познавательную активность и предоставляющей инструментарий для её реализации в виде собственных информационных модулей? Для таких образовательных целей традиционного инструментария, очевидно, мало. Нужны «конструкторы» для наглядного строительства собственных информационных модулей, представляющих открывшийся человеку контекст. Такой инструментарий, активизируя соответствующую деятельность,  развивал бы синтетические способности и способствовал обретению опыта.
        Сегодня нет ни универсальной и контекстно-ориентированной информационно-познавательной среды, ни инструментов наглядного и простого конструирования собственных синтетических информационных модулей. Для действующего образования это и не нужно. Для университетов будущего, нацеленных на синтез двух различных образовательных задач, – совершенно необходимо.
        Потребуется также инфраструктура, делающая доступной многим, в идеале  всем такую, информацию. На эту, «железную», часть проблемы можно, кажется, смотреть с оптимизмом. Ведь кто только за последнее время ни занимался «информатизацией Всея Руси» в этом смысле. Но в любом случае такую инфраструктуру нужно будет развивать и поддерживать.