Через формы к смыслам

 

Инструментарий историка – биодосье

Т.А. Беляева, Е.Ю. Зубкова, М.М. Кудюкина, Н.В. Петров
       
       

       Наверное, не нужно в очередной раз доказывать очевидную истину – историю делает человек, который является одновременно и объектом, и субъектом истории. Не случайно традиционно высок интерес исследователей и читателей к жанру исторических биографий, жизнеописаний выдающихся личностей всех времен и народов. Тысячи подобных книг уже написаны и прочитаны, десятки и сотни появляются и будут появляться вновь и вновь. Количество накопленной информации огромно, но тема «личность в истории» неисчерпаема. Такого рода исследования являются необходимыми, но все же недостаточными для изучения и понимания как конкретного исторического периода, так и общеисторических закономерностей. Историю делают массы людей, чьи поступки, мнения, взаимоотношения, пристрастия и даже эмоции одновременно и определяют ход событий, и определяются этими событиями. Роль масс, «толпы» также является популярным сюжетом исторических и философских трудов прошлого, настоящего и, по-видимому, будущего.
        Такие исследования невозможны без выявления закономерностей, присущих определенным группам и слоям населения. Проблема состоит в том, что исследователь «тонет» в море собранных фактов. Чем большее количество факторов необходимо учитывать, тем меньше возможностей предоставляют для этого традиционные методы исследования и тем большую роль играет экстраполяция выводов, сделанных на ограниченном количестве источников, на весь массив информации. Таким образом, становится ясно, что назрела необходимость создать инструмент, позволяющий ориентироваться в громадном объеме исторических источников и использовать их максимально эффективно.
        Как одно из средств решения подобных задач нами предлагается биодосье – комплекс информационных материалов о конкретном человеке и инструментарий работы как с этими материалами, так и с другими элементами информационной среды. Биодосье состоит из информационного и функционального модулей.

Информационный модуль

 

       Память человека представляет собой семантическую сеть, где слова, понятия и категории, лежащие в узлах сети, связаны между собой многочисленными отношениями. Эта семантическая сеть является основой того, что называется термином «база данных».  Под базами данных понимаются технологии ввода, систематизации, хранения и предоставления информации. Они могут включать в свой состав различную статистическую, тексто­вую, графическую и иллюстративную информацию в неограничен­ном объеме с обязательной ее формализацией (представлением, вводом и выводом в определенной, характерной для данной системы форме). Каждой единице информации присваиваются определенные атрибуты, и ее поиск произ­водится по какому-либо из них или по любой их комбинации. Каждая запись в базе данных разделена на поля по типам или классам содержащейся в них информации. Системы управления базами данных обеспечивают возможность выполнения управления, поиска и сортировки информации в базе данных, а также позволяют создавать новые поля базы. Эти возможности могут использоваться в учебном процессе для анализа и организации учебного материала в виде баз данных, которые затем просматриваются и сортируются для получения ответов на вопросы относительно содержания или идентификации взаимных связей. Четкая организация баз данных облегчает анализ содержащейся в них информации. При составлении баз данных, например, для социологических исследований студенты играют активную роль в процессе обучения. Для создания базы данных необходимо определить, какого рода информацию нужно собрать, как организовать эту информацию по соответствующим категориям. Процесс создания баз данных включает в себя анализ, синтез и оценку информации. Имеется несколько основных типов деятельности при разработке и использовании баз данных, каждая из которых включает в себя различные комбинации исследовательских задач. Простейшим случаем является заполнение существующей базы данных с помощью поиска информации, которая затем вводится в заранее разработанную структуру данных. Самой трудной задачей при создании и использовании базы данных является определение области базы данных, разработка требований, предъявляемых к информации, создание структуры данных.
        Специально разработанный формуляр биодосье содержит следующие данные о персонаже:

       Кроме биографических сведений, в биодосье включается широкий комплекс документальных материалов:

       Биодосье содержит не только подробные сведения о каждом персонаже, но и краткую биосправку, в которой выделены самые важные, характеризующие персонажа сведения (партийный или государственный деятель, ученый, писатель и т.д.), основные места работы и занимаемые должности, участие в наиболее важных событиях (например, в атомном проекте, оппозиционном движении, роль в принятии важнейших решений и пр.)
        Все сведения сопровождаются ссылками на источник. Учитываются и оговариваются разночтения.
        Там, где это возможно, максимально выявляются «неформальные» связи персонажа (друзья, знакомые, контакты по общественной работе, хобби).
        Естественно, что эффективность работы с биодосье в первую очередь определяется качеством информации, поэтому особенно важно обеспечить достоверность и проверяемость вводимых данных.
        В качестве примера покажем, как собирались сведения о работниках НКВД.
        Для составления биографических справок использовался достаточно сложный комплекс документов, позволяющий подвергать взаимопроверке приводимые сведения. Так, например, ранее опубликованные биографии руководящих деятелей НКВД широко использовали материалы периодической печати 1930-50-х годов, где публиковались очерки, посвященные кандидатам в депутаты советов разных уровней. В годы перестройки появилось большое количество публицистических статей, в которых приводимые биографические сведения часто были неточны, так как основывались на устных, не всегда достоверных источниках. После 1991 г., когда были приоткрыты государственные архивы, и у исследователей появилась возможность обратиться к документам, уровень публикаций, посвященных исто­рии сталинских репрессий, заметно возрос. Книги и научные статьи о тоталитарном режиме (особенно увидевшие свет в регионах) позво­лили уточнить важные детали биографий наших персонажей, на­пример, даты арестов. 
        Дальнейшая работа позволила нам существенно дополнить биографические справки. При подборе документов для биодосье использовались в основном те же виды документов, что и при работе над справочником Н.В. Петрова и К.В. Скоркина «Кто руководил НКВД. 1934-1941» (М.: Звенья, 1999).
        Основными источниками сведений о руководителях НКВД-УНКВД послужили учетно-партийные документы: регист­рационные бланки, заполняемые на членов ВКП(б)-КПСС при об­мене партийных документов и ныне хранящиеся в Российском госу­дарственном архиве социально-политической истории, а также личные дела руководящих работников, входив­ших в номенклатуру ЦК ВКП(б)-КПСС. Поми­мо этого был произведен полный просмотр приказов НКВД-МВД по личному составу за 1935-1956 гг., хранящихся в Государствен­ном архиве Российской Федерации, приказов ВЧК-ОГПУ и НКВД-НКГБ за 1921-1945 гг. и отдельных приказов по личному составу МГБ за 1946-1953 гг., хранящихся в Центральном архиве ФСБ РФ.
        Ни один из перечисленных выше источников не содержит готовой биографии или даже полного послужного списка. Регистрационные бланки и учетные карточки на членов ВКП(б)-КПСС заполнялись при поступлении в партию и в ходе обмена партийных документов самими коммунистами или с их слов. В этих документах обычно по­мимо сведений о дате и месте рождения, национальности и образова­нии содержались записи о трудовой деятельности (послужной спи­сок) и присвоенных званиях и наградах. При этом указывались лишь месяц и год начала и окончания пребывания в той или иной должности, а даты награждений и присвоения званий, как правило, отсутствовали. Существенным недостатком этого вида источников является то, что формы учетно-партийных документов не были однотипными. Так, в регистрационных бланках образца 1936 г. отсутствовала графа «место рождения» (появилась лишь в 1940-е годы), в учетно-партийных доку­ментах образца 1936 и 1954 гг. трудовая деятельность отражалась лишь до момента заполнения документов, тогда как в учетные карточки об­разца 1973 г. вносились последующие изменения - сведения о дальней­шей трудовой деятельности и вновь присвоенных званиях и наградах, с указанием дат. Кроме того, в послужных списках, содержащихся в регистрационных бланках, нередко приведены неконкретные сведе­ния, например, указаны даты и словосочетание «чекистская работа» или однотипные должности объединены в одной записи. Все это не позволяло составить более или менее полный и подробный послуж­ной список только на основании учетно-партийных документов.
        В приказах ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД по личному со­ставу отражался лишь факт назначения на должность (или освобож­дения, увольнения), упоминалась предыдущая должность (хотя и не всегда). Конкретный работник госбезопасности, если он бессменно занимал свою должность, мог не упоминаться в приказах несколько лет, пока не получал нового назначения. Приказы выходили с доста­точной регулярностью: в 1920-е выпускалось от 300 до 600 приказов в год, в 1930-е - от 1 до 3 тысяч и, наконец, в 1950-1952 гг. - от 5 до 6 тысяч. Все они нами были просмотрены.
        Особенность работы по составлению биографи­ческих справок состояла в соединении информации, почерпнутой из приказов о передвижении руководящих чекистов, и данных из их учетно-партийных документов или номенклатурных личных дел, со­держащих послужные списки. Многие сведения (год рождения, социальное происхождение, национальность, образование и др.) бра­лись из регистрационных бланков и номенклатурных дел, и мы пола­гаем, что эта информация заслуживает достаточного доверия.
        Все это в совокупности позволило не только составить послужные списки чекистов с указанием точных дат (в соответствии с приказами по личному составу), но и кратко осветить их жизненный путь до и после работы в «органах», указать (часто на основе времени погаше­ния партийных документов) даты смерти. По приказам НКВД-МГБ-МВД по личному составу установлены и точные даты присвоения специальных званий, принятых в системе органов госбезопасности с 1935 г. Конечно, сами по себе приказы по личному составу ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД порой не дают точной информации. То или иное лицо могло реально вступить в должность задолго до того, как Центральным аппаратом был отдан приказ о назначении (такие расхождения выявлялись нами при анализе актов приема-передачи дел). Приказы порой издавались через полгода, а иногда и позже. В тех случаях, когда руководящий работник выезжал на новое место службы для приема дел уже после приказа, временной разрыв между реальным вступлением в должность и датой издания приказа, как правило, был невелик. Так как в приказах по личному составу, изданных в ОГПУ до 1931 г., указывалась точная дата вступления или утверждения в должности, в биографических справках датиров­ка дается нами по приказам. Начиная с 1931 г., когда в приказах, как правило, нет дат назначений, мы указываем в качестве времени на­значения даты издания соответствующих приказов по кадрам.
        Применительно к деятелям НКВД необходимо отметить некоторые особенности заполнения отдельных рубрик общего формуляра.
        В рубрику «Образование» мы не включали обучение в системе учеб­ных заведений органов госбезопасности и на различных чекистских курсах, оставляя эти сведения в хронологическом ряду послужных списков.
        Датой начала чекистского стажа мы считали момент поступления на постоянную работу в систему ВЧК-ОГПУ-НКВД, не учитывая, на­пример, срочную службу в пограничных войсках ОГПУ-НКВД. При указании дат пребывания в должности приведены число, месяц и две последние цифры соответствующего года, иногда — только месяц и цифры, обозначающие год.
        Отражая службу в органах госбезопасности (ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ), мы включали все виды деятельности в этом ведомстве, в том числе и службу (за исключением срочной) в погра­ничных и внутренних войсках. Даты пребывания в должностях при­водятся, как мы уже говорили, согласно ведомственным приказам. Даты официального назначения (снятия) не всегда соответствуют в них реальному времени пребывания в должности. В тех случаях, когда разрыв значителен или не выявлены даты приказов, мы ориен­тировались на учетно-партийные документы, официальные автобио­графии, в редчайших случаях на материалы из периодической печа­ти. Если даты приведены в соответствии с указами Президиумов Верховных Советов республик о назначениях или смещениях нарко­мов внутренних дел, это оговаривается в примечаниях.
        Для подвергшихся репрессиям указываются даты ареста и осужде­ния, название осудившего органа, мера наказания, сведения о пере­смотре дела и о реабилитации. Для расстрелян­ных в Москве в 1937-1938 гг. дается и место смерти в тех случаях, когда найдены акты о приведении в исполнение вынесенных им приго­воров.
        Особо следует остановиться на том, как указывается нами осуждаю­щий орган. Большинство репрессированных в 1937-1941 гг. руко­водителей-чекистов были осуждены Военной коллегией Верховного суда (ВКВС) СССР или военными трибуналами (ВТ) войск НКВД. Однако в 1937-1938 гг. практиковались осуждения в «особом порядке», то есть решение о расстреле принималось Сталиным и его ближайши­ми соратниками и оформлялось документом, подписанным «комисси­ей» — наркомом внутренних дел и Прокурором СССР (Н.И.Ежовым и А.Я.Вышинским, а иногда их заместителями). Были случаи, когда стояла и третья подпись - председателя ВКВС СССР В.В.Ульриха. Подпись Ульриха и то, что предписание коменданту НКВД на приве­дение приговора в исполнение поступало из ВКВС, привело к неко­торой путанице: в учетных картотеках на карточках многих осужден­ных в «особом порядке» сделана запись об осуждении ВКВС СССР. Так, например, Б.А.Бак был приговорен к расстрелу в “особом по­рядке”, а в картотеке Главного информационного центра (ГИЦ) МВД РФ значится, что он был осужден ВКВС СССР. Мы приводим дан­ные о порядке осуждения и осуждающем органе, как правило, по картотеке ГИЦ МВД.
        Сведения о реабилитации даны нами по состоянию на 1991 г. На­чавшийся после принятия в октябре 1991 г. нового закона о реаби­литации массовый пересмотр следственных дел репрессированных практически не затронул чекистов, которых обвиняли ранее в нару­шениях «социалистической законности». Конечно, остались реаби­литированными те, чьи дела пересматривались еще в эпоху первой волны реабилитации при Хрущеве.
        В соответствии с директивой КГБ № 108сс от 1955 г., родственни­кам казненных в ходе массовых репрессий 1937—1939 гг. сообщали вымышленные причины  даты смерти (умер тогда-то в местах лишения свободы). В отношении советских граждан с 1963 г. стали сооб­щать действительные даты смерти, но только в случаях, если ранее не называли придуманных дат. Даже в Большой Советской Энциклопе­дии (3-е издание) дата смерти А.Х.Артузова указана та (1943 г.), что была сообщена его вдове еще в 1956 г. при реабилитации, тогда как на самом деле он был расстрелян в 1937 г. Еще более вопиющ случай Г.И.Бокия: в 1950-е годы из-за ведомственной несогласованности его дочери в ВКВС СССР сообщили одну дату смерти (24.05.41), а в КГБ другую (08.09.40). В действительности же он был расстрелян 15 нояб­ря 1937 г. В предвидении повторных запросов в служебной картотеке ГИЦ МВД на карточки расстрелянных заносилась информация о со­общенных родственникам вымышленных датах смерти. Наряду с ис­тинной датой казни эти данные приводятся нами в примечаниях к биографической справке. Следует отметить, что лишь в конце 1980-х го­дов стали сообщать подлинные даты, вне зависимости от предыдущих ответов.
        Даты присвоения специальных и воинских званий указаны в спра­вочнике по приказам НКВД, НКГБ и МВД. Для офицеров контр­разведки “СМЕРШ”, находившейся в 1943-1946 гг. в подчинении Наркомата обороны, - по приказам ГУКР “СМЕРШ” (звания до подполковника включительно) и приказам наркома обороны Стали­на о присвоении звания полковника. Даты присвоения или лишения генеральских званий даны по постановлениям Совнаркома—Совета Министров СССР, а званий маршала и генерала армии - по Указам Президиума Верховного Совета СССР. Случаи присвоения специ­альных званий вне очередности или минуя одну или несколько ступе­ней оговариваются особо.
        Сведения о награждении орденами СССР, союзных республик и ведомственными (системы госбезопасности) знаками отличия (в от­дельных случаях мы указываем и номера орденов и знаков отличия) почерпнуты нами из разных источников. Присвоение наград союзно­го значения датируется по Указам ЦИК, Президиума Верховного Совета СССР, а для периода 1919-1924 гг. - по приказам Реввоен­совета. Сведения о награждении орденами союзных республик в 1920-е годы большей частью взяты из справочника А.Н.Куценко и Ю.Д.Смирнова “Ордена советских республик” (Донецк, 1996) и до­полнены па основе данных архивно-следственных или персональных дел. Награждение знаками отличия системы госбезопасности и мили­ции датируется приказами ОГПУ-НКВД-НКГБ-МВД-КГБ. Сведения о лишении званий и наград, как правило, указываются для тех, кто не был репрессирован. Само собой разумеется, что осужден­ные лица были лишены своих званий и наград. В этом случае решение о лишении званий обычно принималось судом, а наград - ЦИК или Президиумом Верховного Совета СССР по представлению суда. При реабилитации звания и награды возвращались. Степень полноты биографических справок различна: при отсутствии достоверной информации мы опускаем со­ответствующие рубрики. Особо следует сказать о фотографиях. Портреты взяты в основном из учетно-партийных документов и номенклатурных личных дел, хранящихся в РГАСПИ, а также из личных дел депутатов Верховного Совета СССР и личных дел на­гражденных орденами Ленина (то и другое - в ГАРФ). Очень не­значительная часть портретов переснята нами из газет и журналов.

Функциональный модуль

       Функциональный модуль биодосье  обеспечивает оперативный выход на необходимую информацию; многофакторный (перекрестный) поиск информации; организацию отобранной информации в соответствии с решаемой проблемой.
        При разработке инструментария решались следующие задачи:
        - обеспечение информационной поддержки на основе современных программных средств, позволяющих обеспечить бесперебойное функционирование и возможность интеграции различных функций;
        - обеспечение возможности обработки сложных произвольных запросов;
        - организация хранилища информации с обеспечением надежности хранения, структуризации информации, поисковых возможностей;
        поддержание доступа по глобальным информационным сетям для всех пользователей.
        Были выработаны следующие требования к системе:
        - возможность распределенного занесения информации;
        - оптимизация интерфейса для работы не специалистов информационных технологий;
        - возможность объединения разноформатных материалов (текст, видео, аудио, фото);
        - возможность круглосуточного удаленного доступа к инструментарию;
        - обеспечение необходимого уровня защиты;
        - наличие обратной связи;
        - самоорганизация системы.
        В результате, для реализации проекта было решено разработать WEB-интерфейс для обращения к базе данных через любой браузер, установленный на компьютере пользователя.  Доступ к системе осуществляется посредством идентификации. Оформление биодосье имитирует работу с карточками личных дел. Добавление новой биосправки начинается с занесения общей информации. Следующим шагом является занесение информации в любые из таблиц: образование, карьера, выборные органы, партийность, наказание, награды, родственники, эпизоды из жизни. Любая связь, заявленная в биодосье, должна быть подтверждена документально. После того, как биодосье заведено, его можно дополнять, осуществлять по нему поиск, обогащать различными документами. Для атрибутивного поиска достаточно ввести фразу или ее часть в определенное поле.
        Работа в биодосье позволяет устанавливать связи различного рода: между документом и человеком или между человеком и человеком.
        Обратную связь можно представить в двух направлениях: составление рекомендаций по обновлению формата, направляемых в техническую службу к разработчикам инструментария, и составление возможных вопросов и определение круга данных, необходимых для поиска ответа.
        Результатом контекстной обработки становится соответствие каждой информационной единице некоторого списка ссылок на другие материалы среды – список закладок. Ввиду того, что закладки к одному документу могут оставлять разные пользователи среды, а также в случае обработки сложных и информационно-емких документов, возникает необходимость задания фильтров для навигации по спискам закладок.
        Основная цель, которую хотели достичь разработчики биодосье как составной части информационной среды, - увеличить творческий потенциал исследователя, оказать помощь в решении поставленной задачи. Облегчается поиск необходимой информации, и - самое главное - инструментарий биодосье позволяет выявлять скрытые или крайне трудоемкие при использовании традиционных методов исследования связи и пересечения на жизненном пути различных исторических персонажей, проверить обоснованность сделанных на эмпирическом материале выводов. Биодосье прежде всего познавательный инструмент, который может способствовать решению многообразных разноуровневых по сложности задач, которые формулируются исследователем. Количество их практически неисчерпаемо, поэтому для примера скажем лишь о некоторых возможностях, предоставляемых биодосье.
        Перспективным направлением современных исследований является изучение механизмов формирования и функционирования советской бюрократии в целом и правящей элиты в частности. Любая общность людей является совокупностью лиц, объединенных общностью занятий, убеждений, образом мыслей, особенностями поведения. Эмпирические исследования позволили сделать общий вывод о том, что при формировании правящей элиты в довоенный период главную роль играли социальное происхождение, национальность, личные и родственные связи, доходящие до скрытого трайбализма. Неформальные связи пронизывали всю структуру элиты и по значению не уступали формальным связям. Родственные и семейные отношения людей, занимающих важные государственные и партийные должности после революции, не являются секретом (Л.Б.Каменев был женат на сестре Л.Д.Троцкого, занимавшей до конца 1920-х годов пост председателя ВОКСа, брат Л.М.Кагановича М.М.Каганович был наркомом оборонной, затем авиационной промышленности, жена Л.М.Кагановича - видный профсоюзный деятель, братья И.В.Косиор - зам. председателя ВСНХ СССР, затем уполномоченный СНК по Дальне-Восточному краю и С.В.Косиор - первый секретарь ЦК УКП(б), зам. председателя СНК СССР, а также братья Межлауки, Кобуловы, Мураловы и другие). Если такие связи среди высшего слоя номенклатуры прослеживаются относительно легко, то подобные связи бюрократии более низкого уровня практически неизвестны, т.к. вычислить их, не имея специального инструментария, намного сложнее. Существует множество еще менее заметных связей - родственных или свойственных, дружеских, служебных, на которые исследователь, применяющий традиционные методы, может наткнуться или случайно, или в результате долгих трудоемких изысканий. Биодосье позволяет учесть точки пересечения биографий различных персонажей с намного большей полнотой и точностью и в результате получить достаточно адекватные представления о механизмах формирования номенклатуры, причем с учетом временных, географических, профессиональных, национальных и прочих особенностей. Такие же возможности биодосье предоставляет и при изучении различных групп населения, определенных исследователем.
        Естественно, что речь может идти не только о механизмах формирования той или другой группы. Информационная база и инструментарий биодосье позволяет составить коллективный портрет среза населения с учетом множества параметров.
        Биодосье позволяет эффективно решать и конкретные исследовательские задачи, напрямую не связанные с созданием «портретов». Например,  важной составляющей системы сталинизма были политические процессы. Изучение рассекреченных документов сделало возможным проведение более глубокого анализа причин, механизмов, влияния этих процессов на дальнейшее развитие политической системы и общества. Использование при исследовании информационных материалов и инструментария биодосье позволяет лучше понять механизмы репрессивной политики, в частности определить критерии отбора жертв тех или иных процессов, динамику содержания обвинений по времени, социальным группам, национальности, происхождения и проч.
        Применительно к истории всего сталинского периода можно попытаться разрешить и другие проблемы, в частности, связи с кем из партийных, государственных или военных деятелей или какие конкретно должности и род деятельности становились особенно опасны в тот или иной отрезок времени; обосновать с большей достоверностью, почему под удар террора не попали люди, которые по своему положению и должности не должны были пережить 30-40-е годы; и проч.
        Материалы биодосье облегчают решение и вспомогательных исторических задач, например, атрибутирование исторических источников.
        Характер сведений, включенных в формуляр, позволяет проводить исследования не только внутри какой-либо определенной профессиональной или социальной группы населения, но и отслеживать связи, если они были, между представителями различных слоев населения, социальную мобильность и проч.

«Дело Берия»

 

        Как пример решения конкретной познавательной задачи с использованием биодосье рассмотрим так называемое «дело Берия».
        Анализ материалов биодосье делает возможным определить, насколько официальное обоснование причин включения тех или иных людей в число подсудимых соответствовало реальному положению, действительно ли в «группу заговорщиков» во главе с Лаврентием Берия входили люди, связанные с ним «в течение многих лет совместной преступной деятельностью», и насколько обоснованно можно говорить об их личной преданности Берия.
        Между двумя сообщениями – об аресте Берия и о суде над ним – прошло полгода. За это время «дело Берия» обросло примечательными подробностями. Если в июльских материалах Берия представляется как враг-одиночка, то в декабрьской публикации он уже действует во главе «группы заговорщиков».
        Эта разница бросается в глаза даже при поверхностном ознакомлении с документами. Но особенно очевидной она становится, если проанализировать их с помощью биодосье. Биодосье дает возможность проводить контекстную обработку документов, например, через ключевые слова.
        В результате получаем следующее. В июльских материалах зафиксированы слова: Берия, враг партии, враг народа. В декабрьских документах помимо Берия появляются еще шесть фамилий, а также такие понятия, как «заговор» и «группа». При этом ни в одном из известных документов не говорится о том, как возникла эта «заговорщицкая группа».
        Итак поставим следующие исследовательские задачи:

       Материалы, которые имеются в нашем распоряжении, сами по себе не дают ответов на эти вопросы, но они могут заработать, если мы используем возможности биодосье.
        Продемонстрируем  один из возможных подходов к решению поставленных проблем на примере контекстной обработки материалов июльского (1953) пленума ЦК коммунистической партии. В нашем распоряжении есть два документа: стенограмма и стенографический отчет пленума.
        Задаем поиск по ключевым словам «заговор», «заговорщик», «группа», «одиночка». После этой операции можно систематизировать отдельные фрагменты выступлений участников пленума.
        В результате складывается следующая картина: о заговоре и группе заговорщиков на пленуме речь вообще не шла. Стенограмма этих слов не зафиксировала. Только в выступлении Андреева упоминается о том, что «Берия был не одинок». Однако в стенографическом отчете, составленном в сентябре, идея заговора уже присутствует.  Сравним, например, стенограмму выступления на пленуме Кагановича с его отредактированным вариантом, включенным в стенографический отчет. В более поздней редакции появляются слова «заговор», «заговорщик». Становится понятным, что идея так называемый «заговора Берия» возникла уже после пленума.
        Хорошо изестен состав «группы заговорщиков» во главе с Лаврентием Берия: Меркулов, Деканозов, Кобулов, Гоглидзе, Мешик, Влодзимирский.
        Почему же именно эти люди стали подследственными, превратились в «подельников» Берия?
        Приговор по делу Берия от 23 декабря 1953 г. так отвечает на этот вопрос:  в группу Берия вошли люди, связанные с ним «в течение многих лет совместной преступной деятельностью». Т.е., выражаясь формальным языком, «банда Берия» формировалась по принципу совместной работы.
        В литературе существуют и другие вариации на эту тему. Вот что пишет, например, о принципах формирования «группы Берия» Андрей Сухомлинов:
        «Нетрудно догадаться, по какому принципу выбирались люди для ареста – по принципу личной преданности шефу. Если проанализировать служебный путь каждого из арестованных, то можно смело утверждать: они были особо приближенными к Берия и долгое время пользовались его личным покровительством».
        Итак, определяются два возможных критерия отбора: совместная работа и личная преданность Берия и его покровительство.
        Биодосье позволяет от догадок и предположений перейти к обоснованным выводам, дает возможность сопоставить данные всех участников группы одновременно или сделать определенную выборку.  Таким образом можно определить, кто из членов группы был наиболее тесно связан с Берия.
        В результате по линии НКВД получаем пересечения Берия с Меркуловым, Деканозовым, Кобуловым, Гоглидзе, Мешиком, Влодзимирским, причем наиболее интенсивные контакты прослеживаются по линии Берия-Меркулов, меньше всего пересечений дает линия Берия – Мешик.
        Гораздо сложнее поддается формализации такой принцип, как личная преданность или доверительные отношения. Для фиксации этой зависимости мало анкетных данных, необходим анализ документов и свидетельств, которые также включены в биодосье.
        Эти материалы подтверждают доверительные отношения Берия и Меркулова.  Об этом свидетельствует личная переписка между ними, а также показания сына Берия – Серго:
        «С детства у меня сложилось впечатление, что Берия и Меркулов … находились в близких между собой отношениях. У нас в семье сохранялись фотокарточки Меркулова, Лаврения и Нино Берия, когда они фотографировались в молодости….. Проживая в городе Тбилиси, мы были знакомы и семьями. Я и сын Меркулова, Рем, мой ровесник, детство провели вместе …»
        Известно, что совместно проведенные  детские и юношеские годы особенно сближают людей, точно так же, как родственные связи. Биодосье дает возможность осуществлять обработку данных и по этим параметрам: по факту землячества, обучения в одном учебном заведении, наличия семейно-родственных отношений и т.д. Например, запрашивая информацию по факту землячества, мы вновь выходим на связи Берия с Меркуловым.
        Таким образом, все фигуранты по делу Берия действительно были связаны с ним служебными отношениями, в разное время являлись его подчиненными. Однако принцип совместной работы, являясь, возможно, главным при моделировании заговора, все же был далеко не единственным: иначе шансы попасть в «группу заговорщиков» были вполне реальными не только для упомянутых шести человек. Проверим наше предположение.
        Лаврентий Берия занимал самые разные посты – партийные и государственные. Работал в Закавказье, руководил НКВД. Был членом Политбюро. После войны возглавил работы по созданию советской атомной бомбы. И на всех этих должностях он пересекался с разными людьми.  
        Если продолжить выявление связей Берия по линии НКВД, то мы получим еще с десяток имен потенциальных «подельников».
        По линии Политбюро Берия пересекался с Маленковым, Молотовым, Ворошиловым, Хрущевым и др.
        По линии атомного проекта – с Ванниковым и Завенягиным.
        Наиболее интенсивные контакты прослеживаются по линии Берия – Маленков. Они тесно сотрудничали – и в Политбюро, и в Совете Министров, и в вопросах обороны. Связь Берия – Маленков гораздо более очевидна, чем, например, связь  Берия – Мешик.
        Характерно, что именно Маленков, если верить популярной частушке тех лет, «надавал Берия пинков», т.е. выступил в роли его главного обличителя. Теперь, возможно, станет понятнее, почему так произошло.
        Таким образом, биодосье предоставляет широкие возможности для постановки и решения учебных заданий: от поиска, систематизации и формализации материалов до аналитических задач, в том числе источниковедческих и историографических.
        Как составная часть информационной среды материалы биодосье могут широко использоваться в других проектах, в том числе в проекте «Великий перелом».